Рус  |  Узб

1
2
3
  • A-
  • A
  • A+

ЗАЩИТА КЛИМАТА: «НАМ НУЖНА КОАЛИЦИЯ ЖЕЛАЮЩИХ».

Как мировое сообщество может остановить изменение климата? Беседа с экспертом Хансом Йоахимом Шельнхубером.

Г-н Шельнхубер, недавний мировой саммит по климату в мексиканском Канкуне после порой драматических дискуссий завершился на примирительной ноте. Как Вы оцениваете состоявшиеся переговоры?

Это было обнадеживающее мероприятие, ценность которого станет очевидна во время следующего мирового саммита по климату в Дурбане (ЮАР). Тогда уже нужно будет не говорить, а решать. После принесшего разочарования мирового саммита по климату в Копенгагене правительства стран-участниц достигли в Канкуне договоренности о дальнейшем проведении переговоров под крышей ООН. Мультилатерализм был спасен. Однако преодолеть серьезные трудности не удалось и в Канкуне. По-прежнему нет международного, обязывающего в правовом плане соглашения по защите климата. Цель – ограничить потепление Земли на 2 градуса по Цельсию по сравнению с доиндустриальной эпохой – абсолютно верная. Необходима четкая программа для достижения этой цели. Понимание того, как сократить выбросы CO2. 

И все-таки то, что потепление Земли не должно превышать двух градусов по Цельсию, впервые было официально признано в заключительных документах канкунского саммита.

Это действительно позитивный аспект, который я не хочу умалять – даже если при этом речь пока не идет об обязывающей в международно-правовом плане цели. Тот факт, что вообще была сформулирована цифра в качестве конкретной цели, это уже большой прогресс. Общественность имеет, наконец, мерку, по которой оно может оценивать деятельность политиков. Копенгаген был провалом, поскольку стороны, ведущие переговоры, впервые были вынуждены выложить карты на стол. История переговоров по климату – это история дальнейшего отодвигания ответственности в будущее. В Копенгагене, однако, уже нельзя было увиливать от решения относительно того, хочешь ли ты защиты климата, которая затрагивает и национальные интересы. Я знаю, что федеральный канцлер Меркель очень активно выступала в защиту климата. В конечном счете, в Копенгагене возобладали национальные интересы.

Реально ли вообще ожидать крупных решений от мировых саммитов по климату, в которых участвуют 194 государства?

На мой взгляд, это миф, будто большое число участников переговоров представляет собой какую-то проблему. США и Китаю следовало бы сделать шаг вперед, тогда за ними последовали бы и многие более мелкие страны. Думаю, что надо отойти от принципа единогласия. Конференция сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата могла бы принять такое решение в рамках регулирования регламента. К сожалению, вместо этого участники переговоров ограничивают себя в своих возможностях. И поэтому я полагаю, что единственный шанс в настоящее время – это заключение субглобальных альянсов: когда Европа объединяется с отдельными промышленными государствами, например с Японией и одним-двумя важными пороговыми государствами, в «коалицию желающих». И не только лишь ради защиты климата, но и для того, чтобы создать коалицию новой индустриальной эпохи, в рамках которой будут более осмотрительно обращаться с сырьем, вести хозяйство в условиях замкнутых циклов, причем значительно эффективнее, чем прежде.

Где Вы видите подступы к такому новому партнерству?

 

Почему бы Китаю или Индии не вступить в такой «фитнес-клуб»? Индийцы по праву гордятся своей культурой скромных запросов. Торговля эмиссионными квотами между ЕС и Индией на совместных началах – возможный подход к решению проблемы. Китай уже планирует торговлю квотами в национальных масштабах. На мой взгляд, именно такая чрезвычайно эффективная экономика, как китайская, исходя из перспективы своего будущего, очень сильно заинтересована в том, чтобы обеспечить себе ведущую роль в новой индустриальной эпохе.

Ключевым пунктом в энергетической концепции федерального правительства является повышение энергоэффективности, в ней делается ставка на расширенное использования возобновляемых источников энергии. Кроме того, Германия преследует амбициозную цель – к 2020г. сократить выбросы CO2 на 40% по сравнению с 1990г. Какую роль Германия сможет играть в будущем?

У Германии хорошие карты для того, чтобы занять ведущие позиции. Благодаря большим традициям, связанным с техническими талантами, инженерными науками и техническими вузами. Но и благодаря экологически сознательной позиции населения. Однако без подходящих политических рамочных условий не удастся совершить поворот в сторону устойчивого развития. Государство должно играть конструктивную роль. Федеральное правительство пытается делать это с помощью своей энергетической концепции. Я думаю, что самые большие шансы кроются в технических инновациях. Поэтому наш Институт по изучению последствий изменения климата (PIK) в Потсдаме – один из инициаторов создания нового Европейского института инноваций и технологий, который в сотрудничестве с такими предприятиями, как Bayer и Solar Valley намерен ускорить инновационные процессы с целью разработки технологий для защиты климата.

PIK действует не только как партнер в сфере экономики, но и как консультант в области политики.

Мы считаем себя, прежде всего, оферентом услуг, в том числе и за пределами Германии. Недавно пакистанское правительство обратилось к нам с просьбой о помощи в создании научной инфраструктуры для анализа изменений климата. Министр сельского хозяйства Уругвая посетил нас в связи с засухой в своей стране. Различным государствам мы также предоставляем бесплатно наши модели развития климата. Как институт, получающий финансовую поддержку от государства, мы хотим отдавать что-то обществу взамен.

 

Интервью: Йоханнес Гёбель