Рус  |  Узб

1
2
3
  • A-
  • A
  • A+

Почему туристы не едут в Узбекистан?!

Журналист и путешественник Никита Макаренко — о том, как создать имидж открытой, простой и доступной для туристов страны.

Журналист, продюсер, музыкант и путешественник Никита Макаренко, побывавший в 25 странах, предлагает свое видение решения проблем туристической отрасли Узбекистана. Как создать имидж открытой, простой и доступной для туристов страны? Читайте в его колонке.

Мы все очень любим свой Узбекистан. Но давайте признаемся: иностранцы любят его меньше, чем он того заслуживает.

По данным Всемирной туристской организации (ЮНВТО), в 2013 году к нам приехало 1,9 миллиона туристов. Госкомитет по развитию туризма дает такую же цифру прибывших за прошлый год — 1,9 миллиона. К нашим соседям — в Казахстан — почти в два с половиной раза больше (4,5 миллиона). В Гонконг приехало 25 миллионов — в 13 раз больше, чем в нашу страну. Только в Самаркандской области могут легко разместиться пять Гонконгов, если посчитать по площади.

Более свежую статистику ЮНВТО еще не опубликовала, но за три года сильно ничего не изменилось.

Мы хотим туристов и хотим, чтобы они тратили у нас свои деньги. В 2015 году туристы принесли всему миру доходов на 1,2 трлн долларов. Узбекистану принадлежит всего лишь 0,2% этого рынка.

Почему же так? Есть страны, которым приходится выдумывать свой туристический контент, потому что его нет. У нас есть все: древние города, которые прекрасно сохранились, наша история и гостеприимство. У нас безопасно. У нас дешевая и вкусная еда. Но шестеренки не крутятся, и туристы не едут.

Я с большим интересом прочитал проект Концепции развития туризма в республике на среднесрочную перспективу.https://www.gazeta.uz/ru/2017/02/22/document/Сейчас проект, как указано на сайте regulation.gov.uz, находится на стадии согласования в министерствах. В этом документе есть много сильных сторон. Впервые на моей памяти открыто говорится о дорогих билетах и гостиницах, о визах и языковом барьере. Это прекрасно. Но общий вектор меня разочаровал. Ключевая проблема концепции в том, что ее готовили не путешественники.

Бытие определяет сознание. Трудно понять реальные потребности туристов, если ты сам не летаешь рейсами RyanAir и часами не выбираешь себе жилье на Booking.com, если не читаешь перед поездкой отзывы на форуме Винского и не штудируешь LonelyPlanet.

В тексте проекта концепции ни разу не употреблено слово «самостоятельно». Зато много раз упомянуты «туристические группы», «туристические компании» и «туристическая отрасль». Но ведь сейчас не 80-е годы прошлого столетия: люди открывают ноутбук, планируют свою поездку сами и едут туда, куда приехать просто и дешево.

Выйдите на площадь Мустакиллик, подождите чуть-чуть, и вы обязательно увидите группу несчастных туристов. Под палящим солнцем они слушают о диаметре фонтана на площади. Вы думаете, они счастливы так путешествовать? Посоветуют ли потом кому-нибудь поехать в Узбекистан? Хотели бы вы сами в отпуске ходить такой толпой? Туристы говорят, что они так не хотят. Но у них нет другой возможности. Чтобы попасть в Узбекистан, они вынуждены прибегать к услугам турагентств. Индивидуальные туры с турагентствами слишком дороги, поэтому популярны группы.

В 2014 году ЮНВТО провела опрос среди туристов, прибывших в Узбекистан. 62% из них прибыли в организованной, предоплаченной поездке — не самостоятельно. Туристов спросили, как бы они предпочли посетить нашу страну. Мнения разделились, но самым популярным было: «Мне нравится путешествовать и принимать касающиеся поездки решения самостоятельно, как можно больше встречаться и общаться с местными жителями, пользуясь путеводителем», — так ответили 32%. Почти половина опрошенных была в возрасте 55 лет и старше. Если бы это были молодые, активные туристы, то, думаю, они бы поддержали этот вариант единогласно.

Я как самостоятельный путешественник посетил 25 стран. С туристическим агентством я имел дело только один раз, и мне не понравилось: это было дорого и неудобно. Я проехал Европу из конца в конец, почти все СНГ, был и в Юго-Восточной Азии, и в Африке, и в Афганистане. В Узбекистане я принимал гостей из Америки, Европы, Японии и даже Новой Зеландии. И всех нас, туристов разных стран мира, объединяют одинаковые проблемы. Нам нужно, чтобы путешествие прошло дешево, просто и безопасно.

Пользуясь своим опытом, изложу тезисы и предложения, без реализации которых, на мой взгляд, невозможно выполнение задач правительства и Президента по ускоренному развитию туризма.

Человек, а не группа

Нужно поменять мышление: прекратить думать о туристических компаниях и их выгоде. Не думать о туристе как о денежном мешке. Нам нужны туристы с любыми доходами. Думать только о человеке и о том, что его заботит.

Визы

Без упрощения визовой системы можно даже не рассматривать дальнейшие пункты. Самостоятельный турист сейчас практически не может получить визу без турагентства. В упомянутом выше опросе ЮНВТО туристы назвали сложность получения визы и общий бюрократизм системы одним из главных негативных впечатлений.

В Концепции развития туризма мне не встретилось каких-либо серьезных планов по либерализации процесса. Я мечтаю, например, о таком решении этого вопроса:

  • жители стран категории «А» получают безвизовый въезд на 30 дней;
  • жители стран категории «B» заполняют анкету на сайте, в течение 5−7 дней получают ответ и наклеивают визу по прибытию за 30 долларов США;
  • жители стран категории «C» получают визу в посольстве.

Делить страны на категории можно в зависимости от нашего доверия к ним и требований национальной безопасности. Но желательно, чтобы в категорию «А» попала «большая пятерка» — страны с самым большим количеством выездных туристов: Китай, США, Германия, Великобритания и Франция.

Уверен, что введение подобной меры станет поворотной точкой в истории нашей страны. Это будет мощнейшим сигналом о нашей открытости и гостеприимстве. Туристы поедут сразу, пусть пока еще будет дорого, пусть не везде комфортно, но поедут массово. И вот тогда можно будет переходить к следующим задачам.

Отмена регистрации

Думаю, что никому из чиновников не приходилось отвечать на вопрос приехавшего в гости европейца: «А что такое регистрация?» Ответить на него невозможно. Невозможно объяснить, как этот клочок бумаги помогает национальной безопасности или чему он вообще призван помогать. Ее просто не должно быть. Турист должен жить, где хочет. В гостинице, в квартире у людей, сдающих жилье через Airbnb, у каучсерферов, у друзей, в палатке, наконец. Да, это ударит по доходам гостиниц. Но мы же говорим об экономической выгоде всей страны, а не отдельной группы предпринимателей?

В проекте концепции говорится об упрощении регистрации, но только для организованных туристических групп. Этого недостаточно. Дайте туристу возможность жить там, где ему удобно, и он приедет и потратит свои деньги.

Дешевые авиабилеты

Нам нужен заграничный лоукостер. Понимание этого расплывчато отражено в проекте концепции, но и это уже шаг вперед. Я думаю, что возможно устроить ситуацию win-win и для туристов, и для НАК «Узбекистонхавойуллари». И вот конкретика, которой не хватает проекту концепции: лоукостер должен летать не в Ташкент, а, например, в Навои. Это быстро развивающийся аэропорт, там уже есть большой транспортный хаб. Рейсы туда не будут конкурировать с прямыми рейсами НАК в Самарканд и Бухару. От Навои до Бухары — 118 км или два часа на автобусе. От Навои до Самарканда — 169 км или два с половиной часа тем же транспортом. Это совершенно нормально. К примеру, лоукостерRynair на рейсах в Амстердам прилетает не в сам город, а в аэропорт Веце, который расположен в 160 км от столицы Нидерландов. Оттуда в город можно попасть на трансферном автобусе. Есть огромный потенциал наладить движение электричек, тогда из Навои до Бухары и Самарканда можно будет добраться за час. Туристы также смогут состыковать свой рейс с «Афросиабом».

Еще не верите, что нам нужен лоукостер? Вот что рассказывает о переговорах с RyanAir экс-министр экономики Грузии Вера Кобалия: «RyanAir давал нам гарантию, что будет ввозить миллион туристов в месяц. Это было гарантированно заложено в контракт». Специально для лоукостера в Грузии был отреставрирован аэропорт Кутаиси, который находится между Тбилиси и Батуми — как наш Навои между Бухарой и Самаркандом. В итоге Грузия выбрала венгерскую компанию WizzAir. В этом году WizzAir превратил Кутаиси в хаб и начал выполнять полеты в другие страны региона.

Лоукостеров много. Арабские FlyDubai, AirArabia, турецкий Pegasus, гигантская малазийская AirAsia. Кстати, с 8 июня WizzAir начинает летать из Будапешта в Астану — 40 евро в одну сторону. Мы опять оказались позади наших соседей.

Дешевое жилье

Цены в наших гостиницах всегда были заоблачными. Что стало теперь, после реформы? Мне стыдно было бы назвать эти цифры своему гостю. 70 долларов за номер в ташкентской гостинице, когда красная цена ему должна быть 35 с завтраком. Никто не ждет, что у нас будут отдельные номера по 7 долларов, как во Вьетнаме. Но выбор должен начинаться от 10 долларов.

Я не Юлий Юсупов, поэтому не могу сказать, на какие рычаги нужно нажимать. Видимо, стоит проанализировать ценообразование и выяснить, что влияет на столь высокую цену при не всегда соответствующем сервисе. Но нажать крайне необходимо.

Депараноизация

Нужно просто на корню извести фото- и видеопаранойю. Это большое и постыдное пятно на репутации нашей страны. Весь мир знает, что в Узбекистане нельзя доставать камеру, а то «что-то будет». Подойдет сотрудник правоохранительных органов, заставит все удалить или отведет в участок. Это очень неприятно и для местных жителей, а тем более для туристов. Мы завоевали репутацию одной из самых недружелюбных к фотографам стран. «Не снимайте в Узбекистане» — так пишут в путеводителях, почитайте LonelyPlanet.

Испытывая большое уважение к деятельности наших правоохранительных органов, я не вижу ни одной объективной причины для запрещения съемок. Если зайти в Google Картинки, можно найти фото, наверное, любого объекта в Узбекистане. Почему же нельзя снимать то, что уже давным-давно отснято и лежит в свободном доступе? Хрестоматийный пример — ташкентское метро. Никто не может объяснить, почему там нельзя снимать. Забейте в Google название любой станции и найдете множество их снимков. Кстати, ташкентское метро — развлечение номер один в Ташкенте, по отзывам туристов на TripAdvisor.

Вот реальная история. PinkFloyd хотела снимать в Муйнаке свой последний клип. «ПинкФлойд». И что, сняли? Да, сняли — в Казахстане. И опять наши соседи впереди. О Казахстане узнали 12 миллионов человек, посмотревшие клип.

Это против наших интересов! Ведь именно фотографии, которые туристы привозят из поездки по Узбекистану, привлекают внимание их друзей к нашей стране. Снимать должны все и всё. Это бесплатная и самая действенная реклама, которой мы сами себя лишаем.

Эта проблема нашла косвенное отражение в проекте концепции. И это тоже отлично. Косвенное, потому что никаких прямых запретов на съемку в законодательстве нет.

Проект концепции предлагает упростить использование дронов для съемки, так как «это служит препятствием для обзорных съемок исторических и природных памятников, как для туристов, так и профессиональных журналистов, которые посещают страну для съемки репортажей и создания фотоальбомов».

Интернет

Туристы хотят выкладывать свои фотографии в Facebook и Instagram. Причем не когда-нибудь, а прямо сейчас, сидя в ресторане «Бухара». Есть множество идей по развитию сети Wi-Fi, но это не то, что нужно. Нужен упрощенный способ приобретения SIM-карт. Сейчас иностранцу нужно ехать за картой почему-то в центральный офис сотового оператора. SIM-карты для иностранцев должны продаваться во всех дилерских пунктах. Желательно придумать простые туристские тарифы, чтобы побольше интернета, поменьше звонков — и все за 10 долларов, не больше. Купил SIM-карту в аэропорту и пользуешься.

Мистер Полисмен

Многие туристы, несмотря ни на что, боятся ехать в страну, которая «где-то там же, где Афганистан». Прямо сейчас, в эти дни к нашей семье в гости должна приехать знакомая из Санкт-Петербурга. Родители уговаривали ее поехать куда угодно, готовы были оплатить поездку в Таиланд, только бы она не ехала в Узбекистан. Почему? «Там опасно»,

«А вдруг что случится?», «А вдруг меня украдут?», «А вдруг я потеряюсь?» — таких вопросов я постоянно слышу великое множество.

Нельзя отказать туристам в праве на такие опасения. Конечно, имидж открытой страны их со временем развеет. Но уже прямо сейчас можно их купировать, организовав туристическую полицию. Не думаю, что для этого нужен большой размах. Для начала будет вполне достаточно 10 англоговорящих сотрудников на каждый туристический город и двух-трех машин. Номер телефона этой полиции должен быть на всех туристических вебсайтах, в самолете и аэропорту. Ее автомобили должны стоять в туристических местах. В колл-центре должны говорить на четырех-пяти языках. Турист должен знать, что если произойдет это самое «а вдруг», то на помощь ему придут дружелюбные люди, которые, как минимум, говорят по-английски. Бюджет невелик, а психологический эффект — на миллион долларов. И еще: туристическая полиция должна разрешать делать с ней селфи.

Можно дополнить этот список многими пунктами. Я перечислил, на мой взгляд, самые приоритетные. Но давайте помнить: главное сейчас — создать имидж открытой, простой и доступной страны. А всю остальную работу по наполнению нашего имиджа позитивным содержанием сделают сами довольные туристы с фотоаппаратами и видеокамерами.

И еще: «потемкинские деревни» сработают против нас. Реформы должны быть настоящими, а не наполовину. В 2017 году никого нельзя обмануть. Недовольный турист напишет отзыв в блоге, который не сотрешь ничем. И люди будут доверять именно этому отзыву, а не многомиллионной рекламной кампании.